Пятница
23.06.2017
13:14
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 254
Друзья сайта
Сайт капелана СНІД-ЦЕНТРА Сайт Покрова Храм Усіх Українських Святих і Львівське молодіжне православне братство Сайт храму святої Покрови в м. Ніжині
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Каталог сайтов Arahus.com wwjd.ru: Христианская поисковая система. Украина онлайн

'

Главная » 2012 » Октябрь » 11 » Наше Православие. Есть ли у него будущее?
Наше Православие. Есть ли у него будущее?
22:14

Русская Православная Церковь с 2012 года начала серьезно меняться. В ней кипят, варятся новые идеи, энергии и инициативы. Новые возросшие силы противоборствуют со старыми, но процесс обновления неудержим. Дует ветер перемен…

И у нас 25 августа 2012 года состоялось заседание Священного Синода УПЦ. Как всегда, интересно было читать не только официальные журналы и заявления, но и о живой «искре», живом пульсирующем «нерве» жизни Церкви -- о том, о чем говорилось, но не попало в прессу, а осталось, так сказать, «за скобками». Блаженнейший митрополит Владимир желает поставить вопрос о более широком привлечении к решению насущных церковных дел в Украине не только Синод, но также и архиерейский Собор, "подросших" молодых архиереев. Старые члены Синода пока протестуют, рубят инициативу Блаженнейшего... 

И это мы поем на каждой литургии «Верую во едину святую СОБОРНУЮ и апостольскую церковь»?! Мы не можем собрать не то что Поместный Собор, но и архиерейский!

Молодым — зась! Но факт есть фактом: выросло молодое поколение епископов, которое хочет активного участия в жизни Церкви. Хочет активности в решении ее насущных вопросов. Выросло поколение, которое не хочет быть безгласным обществом статистов, тихим безмолвным, «да тихое и безмолвное житие поживет». Не желает, чтобы исконная Украинская Церковь год за годом в своей же собственной стране становилась все более и более иностранной, чуждой интересам Украины и подчиненной предстоятелю другой страны – с московским видением украинских проблем. Но старое лобби пока сопротивляется...

Как там у Тургенева? -- налицо конфликт отцов и детей! Отцы и дети друг другу непонятны…
И тем не менее, как мне кажется, сопротивление старых членов Синода бесперспективно. Веет ветер перемен. Молодое вино все равно когда-то, рано или поздно, прорвет мехи ветхие.

Говорили много о возрождении Православия

До 2012 года на просторах СНГ очень много, даже подчас не в меру, говорилось о возрождении Православия. Но я скажу, что для его возрождения ничего не нужно! Религии в мире, и среди них занимающее свое место Православие, управляются не усилием человеческим, но неисповедимым Промыслом Божиим. Мы лишь участники общемирового религиозного процесса. Религии с подобающим каждой из них образом поклонения, служением, культом, корпоративной культурой закономерно вспыхивают, развиваются, процветают, достигают пика своего расцвета и закономерно близятся к закату согласно Божественному Закону, дающему им место и время существования. Всему свое место и время под солнцем. Но Православию еще очень далеко до угасания на нашей земле. Более того, бурные дискуссии, разгорающиеся в нем самом и вокруг него, свидетельствуют, что Православие (восточной Европы) ... живее всех живых.

Православие наше, его великолепное наследие — это жизнь миллионов верующих людей, полыхающие прекрасные чувства в прошлом, настоящем и будущем. В нем есть много прекрасных людей, и не замечать этого — значит злонамеренно грешить против истины. Православие наше — источник жизненного вдохновения для сотен тысяч людей. Мы живем богатейшей великолепнейшей православной традицией. Это наша вера, наша жизнь, радость, чаяния и надежда. И оно не должно исчезнуть, стать забытым и пропасть бесследно. Но и прежним оно оставаться уже не может. Только мертвое уже не имеет в себе и тени перемены.

Что будет дальше с Православием? Мы не знаем! Возможна великая реформация и подъем, всплеск его авторитета; но также возможно продолжающееся (зримое нами сегодня) его окостенение, мертвение, разложение, что может привести в итоге к неминуемому духовному краху и, как следствие, боюсь, к закату. Многое зависит от высшего Разума Бога, дающего всему жизнь, и жизнь с избытком… Но то, что Православие живо и пытается изменяться — неоспоримо. Уже меняется!

С весны 2012 года заговорили о защите Православия

Как в народе говорится: от любви до ненависти — один шаг. В связи с известными шумными событиями (Пусси, часы, квартиры, спиленные кресты...) пошел резкий крен в обществе от любви и симпатий к православию — к его жесткой критике.

В церкви же начали защищаться, привлекая в помощь еще и государство. И тут надо трезво смотреть. Большинство людей, неактивное население стран СНГ, простые люди, по-прежнему рассматривают церковь как духовную скрепу нации, стоящую на страже морали и нравственности. Но интеллигенция, люди задорные, молодые, мыслящие — самая активная, звонкая ее часть, молодые журналисты, интеллектуалы заняли очень критическую позицию по отношению к духовенству. И это очень тревожный симптом неблагополучия во всем обществе.

События весны 2012 года — это взвихрение интеллектуальных энергий, направленных на разоблачение людей церкви, — вспыхнут и угаснут по мере затухания интереса к ним, а Церковь останется жить своей в меру размеренной, в меру неспокойной жизнью. Так есть. «Нивы созрели, трава высохла, вот и вспыхнул пожар», - заметил диакон Андрей Кураев. Хорошо это или плохо? Как нам знать? Вопрос открыт и риторичен. Хотя знаем: люди в церкви не ангелы и не святые. Обычные «бытовички», дети земли и ее благ, такие же, как и вне церкви.

О чинах иерархии и благодати

Отец Василий Василенко, служивший благочинным у нас на Полтавщине, рассказывал (это на правах анекдота и не более): приглашены были раз на поминки к одному богатому фабриканту чеховских времен батюшка, диакон, псаломщик и пономарь. Отслужили положенное чинопоследование, ну, и к главному в этом всем действе -- к столу. А на нем среди прочих закусок стояло «коронное» блюдо – фаршированная рыба в горячей ухе. Елейно благочестивые мины с лиц как ветром сдуло. Священник опрометью схватил нож, вилку, и со словами: «Аз, есмь глава церкви!..» - хватанул голову рыбы с начинкой чуть не до середины; протодиакон, поспешая и себе, проговорил: «Посреде церкви воспою тя», - и быстро выхватил наилучшую толстую и сытную середину. Псаломщик, не уступая в темпе, ткнул вилкой в хвост с оставшимся и стащил к себе в миску, приговаривая: «И оставиша останки младенцем своим!»
Пономарю, следовательно, осталась одна ушица-водица. Он взял блюдо и пошел вокруг стола, выливая водицу-уху на головы всех троих, тоже приговаривая: «Возлияся благодать на главы ваша! Будьте сыты, довольны и благословенны!»

Распределение средств в церкви вызывает серьезные нарекания. Здесь -- вопиющие бедные сельские приходы и жирующие городские…

Неравные потребности и неравные возможности

Всегда будет стоять вопрос о богатствах церкви и богатых в церкви. Тут — неисполнимость самого Евангелия и Деяний апостольских с его (это не приговор, а именно так и есть) коммунистическими законами равенства. История показала: равного распределения жизненных благ в принципе не может быть. Вот оно что! Вот, в какие тектонические глубины религии и человека надобно смотреть.

Ведь, на первый взгляд, смотришь: человек, ну, есть голова, глаза, руки, ноги.. – и кажется, что все люди одинаковы. Появляется соблазн мышления раннего христианства, или, повторюсь, коммунистического мышления: всем все распределить и дать все одинаково, поровну. Однако ж это примитивный взгляд: всем и все поровну. Не получилось в прошлом, не получится и в будущем. Все же трезвее мысль дать каждому по возможностям и каждому по потребностям! Проблема эта понимаема, но на практике не решаема. Да и не решится никогда. Сегодня даже в коммунистических Китае и Кубе уже пошел сдвиг в сторону разделения богатых и бедных, инициативных и безвольных. Здесь объективно надо смотреть.

Разные люди имеют разные потребности. Большие, мощные, волевые, инициативные темпераменты, такие как у нашего патриарха Кирилла, митрополита Илариона Донецкого и других… которые волей-неволей притягивают к себе большие материальные блага. Что поделаешь, деньги и жизненные блага — эквивалент энергии. Понятно, что обличения на них сыплются градом. И это нормально. Но ведь есть и положительный аспект богатства и богатых в церкви… Там, где есть большие деньги, там строятся и большие храмы и монастыри, расцветает иконопись, архитектура, строятся благотворительные заведения. Возле сильных, волевых живут и слабые, безвольные, бездеятельные.

Сегодня либеральные круги и журналисты вцепились за православное духовенство, но почему-то упускают из виду, как живет папа Римский, как живут мусульманские муфтии, иудейский раввинат. Они ведь тоже люди очень и очень не бедные, и живут не в кущах. Просто сегодня, так сложилось, что под увеличительное стекло прессы попали наши православные иерархи. Но дело не безнадежное. В нашей церкви есть все же мыслящие круги, которые в будущем наверняка хорошо разработают проблему богатств и бедности в восточном православии. Балансировочно-компенсаторные механизмы будут работать когда-то и у нас.

Малые, сухонькие от природы, аскетичные тела, как у патриарха Сербского Павла, аскета постника митрополита Антония Сурожского или нашего Сергия Тернопольского — не нуждаются в больших деньгах и богатствах. Они малым довольны и добродетелью духа наслаждаются. Так рождается аскетизм в религиях и церквах. И это тоже явление архинеобходимое и всегда пребывающее в церкви.

Важно понять главное: не могут в церкви жить все одинаково -- богато или аскетично. Ну, не могут мощные, инициативные и энергичные люди, такие, как патриарх Кирилл или наш донецкий митрополит Иларион, варить себе бобы в чугунке, по примеру патриарха Сербского Павла — сухонького старичка, которого так часто приводит в пример и широко цитирует наша пишущая православная общественность! Сама их комплекция не позволит этого.

Бедные всегда найдут десятки способов, как обеднеть – раздав, или отказавшись от имений. Богатые и энергичные найдут такие же десятки способов, как разбогатеть. И так было и так будет всегда. Так человек устроен, и его не переделаешь. Были, конечно, в истории православия и исключения. Взять, например, могучего и в то же время аскетичного святителя Игнатия (Брянчанинова). Так ведь это исключения...

Вот потому в Православии не нужно зацикливаться на богатствах духовенства, на его самолетах, часах, квартирах, машинах. Конфликты пришли, нашумели — и рано или поздно сойдут на нет. А церковь и люди останутся. Здесь, как и в широком обществе, всегда будут богатые и бедные. И нас, если мы высокодуховны, это не должно ни радовать, ни раздражать. Каждая энергия притягивает ровно столько, сообразно своей воле и силе, сколько можно притянуть...

Конечно, напряжение и вопросы будут всегда. Извечный спор нестяжателей со стяжателями остр и злободневен. Но все нужны в Церкви -- как заволжцы, так и иосифляне! И до тех пор, пока государственная власть поддерживает церковь, с церковными богатствами все будет по-прежнему. Впрочем, рано или поздно к власти придут люди критически настроенные (вроде журналистов), и тогда все же придется платить налоги сполна. Гонений, подобных большевистским 1920-30-х годов, уже не будет, но вот налоги, повторюсь, платить придется.

Ну, поймите же, отцы, братья и сестры! Ооочень трудно доказывать, что роскошный лимузин и швейцарские часы — это та же самая милостыня, что и подаяние бедному сельскому батюшке на ризу и пропитание! Всякому сегодня очевидно, что вес этих «милостынь» несоизмерим и несопоставим.

Продолжение следует
Архимандрит Аввакум (Давиденко),
Полтавская епархия УПЦ МП,
a-avvakum.livejournal.com
Просмотров: 503 | Добавил: Abbat | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]