Понедельник
26.06.2017
06:26
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Февраль 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 254
Друзья сайта
Сайт капелана СНІД-ЦЕНТРА Сайт Покрова Храм Усіх Українських Святих і Львівське молодіжне православне братство Сайт храму святої Покрови в м. Ніжині
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Каталог сайтов Arahus.com wwjd.ru: Христианская поисковая система. Украина онлайн

'

Главная » 2012 » Февраль » 10 » Почему в декабре 2011 г. не произошло объединение Киевского патриархата и УАПЦ? Или про настойчивое стремление отстранить Патриарха Филарета
Почему в декабре 2011 г. не произошло объединение Киевского патриархата и УАПЦ? Или про настойчивое стремление отстранить Патриарха Филарета
03:37

Многие православные верующие Украины имели искреннюю надежду, что в который раз начатый осенью 2011 года процесс диалога между УПЦ Киевского патриархата и УАПЦ на этот раз все-таки завершится объединением. К сожалению, вместо долгожданного единства диалог завершился так же, как и две предыдущих попытки — срывом договоренностей со стороны УАПЦ.

Поясняя свое отношение к такому печальному итогу, Священный Синод Киевского патриархата в своих документах назвал главную причину того, что случилось. Объединения не произошло потому, что два ключевых архиерея УАПЦ - Митрополит Мефодий и митрополит Андрей - выдвинули условием фактическую отставку Патриарха Филарета с должности предстоятеля Церкви.

В этой статье мы не ставим перед собой задачу разобрать весь комплекс сложных отношений между Киевским патриархатом и УАПЦ. Ниже будет дан анализ только одной, но очень важной проблемы — почему представители УАПЦ выставляют отставку Патриарха Филарета условием их согласия на объединение? Также мы поговорим о том, почему для Киевского патриархата подобные условия неприемлемы.

***
Требование отставки озвучивалось неоднократно во время каждой из трех попыток диалога в 2000-2001 годах, в 2005 году и в 2011 году в разных формах. Что это за формы?

А. Прямое требование отставки. Суть его такова: по мысли авторов условия, причина разделения Украинской Церкви и ее непризнания другими поместными Церквями заключается в личности Патриарха Филарета. Поэтому он должен уйти в отставку. А на его место объединительный Собор выберет "кого-то другого". Это якобы улучшит возможности для церковного объединения и признания автокефалии.
При этом дополнительно подчеркивается, что на Патриарха Филарета Русская Церковь наложила "анафему". Что будто бы делает его "неприемлемой фигурой" для диалога с другими поместными Церквами и с УПЦ МП про признание и единство.

Б. Непрямое условие отставки. Оно заключается в том, что на объединительном Соборе должны состояться выборы предстоятеля Церкви. "Кого Собор выберет — тот пусть и будет. Если выберет Филарета — пусть будет Филарет", - говорят те, кто выдвигает такое условие. Здесь стремление отстранить святейшего владыку от управления Церковью завуалировано лучше. Но сущность и этого условия та же самая, как и предыдущего. Почему - будет объяснено далее.
Итак, разберем каждый из двух этих видов условий, и является ли их мотивация правильной.

Является ли Патриарх Филарет человеком, который препятствует единству и признанию автокефалии Украинской Церкви?

Ответ на этот вопрос — категорическое "нет". Почему?

Давайте задумаемся, почему произошло церковное разделение в Украине? Что является его главной причиной? Пропаганда Московского патриархата, а за ней и некоторые деятели УАПЦ, настойчиво стремятся доказать, что причина разделения — "личные амбиции владыки Филарета" и другие его "человеческие недостатки". "Если бы Филарет пошел в отставку, разделения не было бы", - убеждают они.

Но это утверждение неправдиво. Потому что разделение в Украинской Церкви произошло, во-первых, задолго до рождения Патриарха Филарета, во-вторых, не по причинам личностного характера.

Подлинные причины разделения — отношение к церковной независимости — то есть автокефалии Украинской Церкви. Одна часть Церкви хочет, чтобы она была автокефальной. Другая готова подчиняться другой — большей и более влиятельной поместной Церкви (Москве или, со сравнительно недавнего времени, Константинополю).

Разделение началось тогда, когда была провозглашена независимость украинского государства — в 1917-20 годах. Тогда сторонники единства Украинской Церкви с Москвой тоже стремились все объяснить лишь личностными стремлениями и амбициями поддерживающих автокефалию. Так, на протяжении более девяноста прошедших лет москвофилы последовательно нападали на митрополитов Василия (Лепкивского), Поликарпа (Сикорского), Мстислава (Скрыпника) (в будущем первого Патриарха). Каждый иерарх, который в известный момент истории вставал во главе движения за автокефалию Украинской Церкви, автоматически оказывался под истребительным огнем критики. Сейчас критикуют Патриарха Филарета. Убежден, кто бы ни стал его преемником, его точно так же будут критиковать. И продолжаться это будет до тех пор, пока не произойдет признания автокефалии Украинской Церкви.

Безусловно, что не всем православным верующим, священникам и архиереям в Украине лично нравится Патриарх Филарет. Но это не повод для его устранения от предстоятельства. Как не является поводом для устранения с кафедры епископа только то, что его не хотят видеть своим руководителем те или иные священники или миряне, особенно если таковых меньшинство.

Киевский патриархат соборно выбрал владыку Филарета пожизненно своим предстоятелем. Никаких канонических или уставных предпосылок для его устранения с должности нет. Наоборот, можно быть только благодарными ему за то, что более чем в пожилом возрасте и при неблагоприятных внешних условиях, благодаря его работе как предстоятеля, Киевский патриархат возрастает, усиливается, набирает авторитет в обществе. То, что это действительно так, может подтвердить каждый непредубежденный наблюдатель.

Также мудрость и опыт Патриарха Филарета как архипастыря и руководителя усиливают внутренне единство УПЦ КП. Это сразу видно, если сравнить состояние Киевского патриархата в 1992-95 годах и теперь.

С другой стороны, посмотрим на жизнь УАПЦ за тот же период. Там нет Патриарха Филарета. Признали ли эту Церковь как поместную и автокефальную? Нет. Стала ли она общеукраинской? Нет. Она, как и двадцать лет тому назад, в основном, сосредоточена на Галичине.

Выросла ли она количественно и качественно? Нет. Она пользуется тем, что набрала в начале 90-х годов, а также тем, что берет от Киевского патриархата, например, кандидатов на хиротонии, особенно епископские. Имеет ли она весомый авторитет в обществе? Нет. Потому что, если последователями Киевского патриархата в опросах называют себя более 30 % граждан Украины, то сторонниками УАПЦ — около 1,5 %. Разница в двадцать раз.

Имеет ли она внутреннее единство? Нет. Вся история нынешней УАПЦ — это история борьбы в ее среде. В каком-то большом коллективе бывают недопонимания и противоречия. Однако одно дело, когда они имеют будничный и временный характер, другое - когда системный и постоянный, как в УАПЦ.

Перечисление можно продолжать, но сказанного достаточно, чтобы убедиться, что поместная Украинская Церковь с Патриархом Филаретом достигает больших успехов в своем развитии, чем без него. Как говорят, "дерево познается по плодам, а человек — по делам". Достижения Киевского патриархата под руководством святейшего Филарета наилучшим образом свидетельствуют, что он способствует развитию и единству Украинской Церкви.

Да, его критикуют. Но ведь сама сущность христианства состоит в том, что оно является камнем преткновения: одни правду принимают, другие категорично отвергают. Поэтому Господь и сказал: "Горе вам, когда все будут говорить про вас доброе! Ибо если вы всем угодили, то вы чем-то поступились в правде".

Итак, как итог этой части, можно сделать следующий вывод: личность Патриарха Филарета настолько же не является причиной разделения и непризнания автокефалии Украинской Церкви, насколько наоборот является причиной возрастания ее единства и авторитета. А значительная часть критики Патриарха Филарета связана именно с тем, что он возглавляет Киевский патриархат и борьбу за единую поместную Церковь.

Остался бы он в 1991 году служить в Москве, ему бы до сих пор складывали панегирики, как митрополиту Владимиру (Сабодану).

Почему критики, как со стороны Москвы, так и со стороны УАПЦ, в один голос нападают на предстоятеля УПЦ КП?

Ответ найдем, если вспомним евангельские слова: "Никто не может ограбить дом сильного, пока не свяжет его, а когда свяжет, то может делать все что угодно в его доме" (Мф.: 12, 29).

Патриарх Филарет является тем сильным, который не дозволяет хозяйничать в доме поместной Украинской Церкви. Потому так и нападают на него, как те "добрые соседи", которые хотели бы разворовать и присвоить этот дом себе, так и те, кто, не имея ни умения, ни подлинных добрых намерений, сам хотел бы в этом доме управлять. Это действительно своеобразное признание успехов владыки Филарета. Оно доказывает то, что Москва признает Киевского Патриарха весьма серьезным препятствием на пути воплощения в жизнь ее планов вечно держать Украину в своих руках.

А на тех, кто Москве не мешает, она особого внимания не обращает. Более того, в той мере, в которой они помогают ей бороться против Патриарха Филарета, она считает их полезными.

Нет, потому что анафема наложена на УПЦ КП несправедливо и с канонической, и с догматической точек зрения является с самого начала недействительной. Поэтому в будущем ее так же все забудут, как во время признания автокефалии Болгарской Церкви в 1945 году забыли про анафемы, наложенные на ее иерархов за семьдесят лет перед этим. Как забыли про анафемы на сербского короля Стефана Душана "со всем народом той земли", то есть со всеми сербами, наложенные на них Константинополем за самостоятельное провозглашение в XIV столетии полной автокефалии.

Выдвигает ли Константинополь отставку владыки Филарета с Киевского престола условием признания?

Нет, не выдвигает. Во время многочисленных встреч между Патриархом Филаретом и представителями УПЦ КП с одной стороны и компетентными деятелями Константинопольского патриархата с другой стороны такое условие не ставилось. Ибо в Константинополе понимают, что выполнение такого условия нереально и ставить его неконструктивно.

Другое дело — патриарший титул. С ним Константинополь не согласен. Но это не является непреодолимым фактором, потому что, например, Константинополь не признавал десятки лет титул предстоятеля Грузинской Церкви, но, в конце концов, признал. Так же разрешилась проблема с признанием обновленного патриаршества в Болгарии.

То есть в этом вопросе целиком может быть достигнут компромисс, когда Украинская Церковь будет именовать своего предстоятеля Патриархом, а Константинополь будет называть его Митрополитом или Архиепископом. Большинство предстоятелей поместных Церквей носят титулы, которые включают в себя разные комбинации с одновременным употреблением слов "Архиепископ", "Митрополит", "Патриарх". Таким образом, не будет ничего удивительного, если предстоятель Украинской Церкви заменит свой титул по этому же образцу.

А еще одним фактором, который способствует тому, что Константинополь в конце концов смирится с патриаршим статусом Украинской Церкви, является настойчивая борьба за патриархат украинских греко-католиков. Потому что и Вселенский Патриарх, и другие поместные православные Церкви раньше письменно уже высказывали свое беспокойство и неудовлетворение возможным провозглашением патриархата УГКЦ.

Подлинной причиной того, почему Константинополь до сих пор не признал автокефалию Украинской Церкви, является позиция Москвы. Она ставит вопрос ребром: признание Вселенским Патриархом поместной Украинской Церкви неминуемо приведет к разрыву отношений РПЦ МП с Константинополем. Эти отношения для Константинопольской Церкви пока что являются важнейшими. Поэтому отношение Вселенского Патриарха к Патриарху Киевскому — не причина непризнания, а его следствие.

Теперь перейдем к анализу более тонкого условия отставки.

Почему Киевский патриархат отвергает, казалось бы, компромиссные предложения некоторых представителей УАПЦ относительно избрания предстоятеля объединенной Церкви на общем Соборе?

Для того, чтобы понять ответ на этот вопрос, мы должны, зная современные реалии отношений между двумя Церквями и позиции их ключевых иерархов, смоделировать развитие ситуации.

В соответствии с итоговым документом и достигнутыми двумя комиссиями на переговорах в октябре 2011 года договоренностями, делегаты на общий Собор должны были выбираться пропорционально от количества приходов (пункт 8). При соблюдении этого принципа пропорциональности, полностью понятно, что делегатов от епархий УПЦ КП будет значительно больше, чем от УАПЦ.

Во время переговоров 2005 года говорилось про компромиссное предложение: две трети — от УПЦ КП, одна треть — от УАПЦ. Если же отталкиваться от официальной государственной статистики зарегистрированных приходов, которая является не совсем объективной в этом вопросе, то соотношение было бы еще больше в пользу Киевского патриархата: три четверти к одной четверти.

Целиком и полностью очевидно также, что делегаты от УПЦ КП проголосуют за избрание Патриарха Филарета, и он снова будет избран предстоятелем, даже если все делегаты от УАПЦ будут против этого. То есть при нормальном развитии событий результат Собора заранее прогнозируем.

(В скобках отметим, что в случае неприятия большинством УАПЦ Патриарха Филарета как предстоятеля, ситуация бы выглядела как ультиматум: "Мы (УАПЦ) объединяемся, если вы (УПЦ КП) выгоните Филарета". Думаю, что вряд ли найдутся в Киевском патриархате такие, которые бы обменяли Патриарха Филарета на иерархов УАПЦ. Почему так - уже было сказано. А кто хотел— таких нашлись единицы — это уже сделали).

Для чего же тогда представители УАПЦ предлагают проводить выборы, если им достаточно было бы по каким-нибудь внутренним процедурам — решением Архиерейского Собора или своего Поместного Собора - согласиться с тем, что предстоятелем будет Патриарх Филарет?

Логичным является лишь один ответ: потому что они рассчитывали на другой результат объединительного Собора.

Какой же это другой результат?

Тут могут быть два варианта.

А. Уже во время самого Собора представители УАПЦ ставят условие не выдвигать кандидатуру Патриарха Филарета. Собор с этим не соглашается, и они уходят, заявив, что объединение в условиях диктата УПЦ КП невозможно. Собственно такое хлопанье дверьми и переход в УАПЦ уже совершили митрополиты Мефодий и Андрей в 1995 году.

Другой вариант с тем же результатом, когда недовольные выбором Патриарха Филарета предстоятелем отказываются подписывать документы Собора. Или когда, подписав документы Собора, через некоторое время они заявляют о нарушении Патриархом Филаретом их прав и возобновляют УАПЦ. Такой вариант тоже уже имел место в 1992-93 годах.

Б. До времени созыва Собора в среде Киевского патриархата разгорается работа по поиску группы потенциальных делегатов Собора — архиереев и влиятельных священников, — которые бы согласились поддержать другую, нежели Патриарх Филарет, кандидатуру. Ведь и для Москвы, и для известных деятелей УАПЦ все одно, кто сейчас будет стоять во главе Киевского патриархата, лишь бы только не Патриарх Филарет. Мотивы такой позиции описаны выше.

Ныне в Киевском патриархате имеется общее согласие с тем, что при жизни Патриарха Филарета альтернативы ему на должности предстоятеля быть не может. Потому что очевидно, что в УПЦ КП нет таких архиереев и влиятельных священников и мирян, которые бы на Соборе проголосовали за альтернативную кандидатуру.

Но те, кто мечтает хитрым способом избавиться от Патриарха Филарета, возможно, рассчитывали, что смогут успешно провести работу по поиску недовольных или амбициозных. И, войдя с ними в альянс, скинуть Филарета. Для этого, понятно, требовалось продолжительное время, если принять во внимание сложность такой работы.

Вот тут и кроется, по моему мнению, главный ответ на вопрос, почему с объединением получилось все так, как получилось.

Киевский патриархат выдвинул четкое предложение — провести объединительный Собор до конца 2011 г. Но со стороны УАПЦ сразу началась работа, направленная на затягивание процесса. Митрополит Мефодий не только не утвердил итоговый документ, но и вообще исчез из зоны досягаемости для общения. Собранный им только через месяц после общего заседания комиссии Архиерейский Собор УАПЦ так и не опубликовал никакого решения относительно диалога. Все выглядело так, что со стороны руководителей УАПЦ на данном этапе имеется заинтересованность только в бесконечном затягивании дела.

Для чего? Логика подсказывает - чтобы выиграть время. А это время использовать для работы по расшатыванию единства Киевского патриархата. Уже после отказа Митрополита Мефодия подписать итоговый документ стало понятно, что все идет к разрыву конструктивного диалога по предыдущим сценариям 2001 и 2005 годов. После ноябрьского Архиерейского Собора УАПЦ такое понимание переросло в уверенность. Которую только подтвердили позиции ключевых архиереев УАПЦ, высказанные во время их общения со светским посредником диалога.

Именно поэтому Священный Синод Киевского патриархата 13 декабря 2011 года принял решение приостановить официальный диалог с руководством УАПЦ, потому что стало очевидным, что этот диалог некоторыми его участниками используется только как ширма для достижения давней московской мечты — увольнения Патриарха Филарета с должности предстоятеля.

Следует подчеркнуть, УПЦ КП не отказывалась от диалога с УАПЦ как такового, но решила его вести только с теми, кто действительно стремится к единству и автокефалии Украинской Церкви. А не с теми, кто сознательно или несознательно своими действиями играет на руку Москвы, пытаясь расшатать УПЦ КП и организовать переворот в ее руководстве.

Мне как участнику двух переговорных комиссий в 2005 и в 2011 годах, с одной стороны, печально, что работа, которая начиналась со вдохновением и добрыми намерениями, завершилась так, как все могут видеть. Но, с другой стороны, хорошо, что дело вовремя выявило, кто есть кто. Кто имеет добрые намерения, а кто под добрыми лозунгами объединения стремится ослабить или даже разрушить Киевский патриархат.

Как бы там ни было, описанные выше события — дела прошлые. Но понимание того, что произошло, может помочь лучше уразуметь, что делать дальше. Мы знаем, что в УАПЦ есть и архиереи, и священники, и миряне, которые искренне надеялись на объединение. Поэтому, в первую очередь, с мыслью про них я и взялся написать свои соображения. Чтобы они, имея больше информации, могли понять, на чьей стороне правда в ситуации, которая сложилась.


Архиепископ Черниговский и Нежинский
Евстратий (Зоря)

"CERKVA.INFO", 14 января 2012 г.


(с) Перевод с украинского "Портала-Credo.Ru"
Просмотров: 536 | Добавил: Abbat | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]