Понедельник
26.06.2017
06:25
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Февраль 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 254
Друзья сайта
Сайт капелана СНІД-ЦЕНТРА Сайт Покрова Храм Усіх Українських Святих і Львівське молодіжне православне братство Сайт храму святої Покрови в м. Ніжині
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Каталог сайтов Arahus.com wwjd.ru: Христианская поисковая система. Украина онлайн

'

Главная » 2012 » Февраль » 4 » Три удара “русского мира” на Украине: музеи, Церковь, “охота на сектантов”
Три удара “русского мира” на Украине: музеи, Церковь, “охота на сектантов”
14:01

Отстранение от власти в УПЦ ближайшего окружения Митрополита Владимира, увольнение дирекции двух заповедников (Киево-Печерской Лавры и Софии), кампания в СМИ против сектантов. Все это – звенья одной цепи событий. Которая должна закончиться полным торжеством «Русского мира» как территории, на которой будут один вождь, один патриарх, один народ, одно мировоззрение.


Музеи как жертвы политики

Согласно с 35 статьей Конституции Украины Церковь отделена от государства, и последнее свято блюдет свою секулярность, крайне неохотно вспоминая о христианской традиции Украины. Но украинская власть в тоже время всегда желала заключить с Церквями негласный союз и получить политическую поддержку.

Между государством и Церковью возможны три варианта взаимодействия: симфония с цезарепапизмом – то есть, государство получает сакральную легитимизацию, но Церковь встроена в бюрократическую машину управления (Византия, Россия); взаимное отчуждение при минимальном взаимодействии (Советский Союз); разделение, при котором государство и Церковь сотрудничают как два социальных института – Церковь при этом выступает как важнейшая организация гражданского общества (Европа и Америка).

Украинская Конституция своей 35-й статьей открывает для реализации как второго, так и третьего варианта отношений государства и Церквей, но делает невозможным первый. Однако, правлящие политические режимы мечтают использовать Церковь в своих целях, получая освящение власти и своей политики, получая поддержку на выборах, используя церкви так же, как государственные или около-государственные телеканалы. Но за все надо платить. И формами благодарности за поддержку стали: близкие формальные отношения (договоры о сотрудничестве Церкви и длинного ряда государственных служб), финансирование реставрации церковных памятников архитектуры, возвращение бывшего церковного имущества.

Сегодняшняя власть во время президентских кампаний 2004-го и 2009-го годов своим основным партнером имела Московскую патриархию. Среди прочих благ этой церкви были обещаны: вся Киево-Печерская Лавра и даже здания около нее (Институт руководящих кадров культуры); возможность службы в храме св. Софии; щедрое финансирование Церкви под видом бюджетных трат на реставрацию Лавры; «восстановление» Десятинной церкви. Ведь не за символическое вознаграждение, которое, впрочем, тоже было в 2004-м, старались епископы и священники, рассказывая об антихристовой сути оранжевых и православнейшем Викторе Федоровиче.

Придя к власти, политические лидеры исполняли свои обещания неохотно. Москва не уставала напоминать, что в 2004-м она здорово рисковала потерять репутацию из-за того, что листовки в храмы развозились сотрудниками ОВЦС МП, а обещанной св. Софии все нет и нет. В 2005-м усилиями аналитиков удалось всю вину возложить на Митрополита Владимира, владык Агафангела, Павла и о. Виталия Косовского. Конечно, у Виктора Федоровича была причина не выполнять обещаний: Патриарх, так много говоривший о своих лоббистских возможностях в границах русского мира, не смог убедить тандем быть милосердными в газовой войне. Или Патриарх таки не влиятелен, или не хотел – и отказать можно было.

Но в преддверии выборов 2012 года кажется победило решение отдать предыдущее обещанное, кроме того пообещать Могилянку (в которой до революции была Духовная Академия и монастырь), юридическую смерть УПЦ КП и УАПЦ путем аннулирования всех их уставов (с монополизацией права быть православными только за Московской патриархией). Особо опереться «бело-голубым» не на кого, музеи им самим – не нужны (разве как частная собственность), Могилянки – тем более. УПЦ КП и УАПЦ сделали свое дело, и можно попробовать их ликвидировать путем установления «естественной монополии». В крайнем случае, автокефальным православным можно оставить три области, в которых бы они конкурировали с греко-католиками как Галицкая митрополия, канонический статус которой мог быть предметом для особых переговоров в мировом православии.

При советской власти была правильная точка зрения на владения церковными памятниками истории, культуры и архитектуры: в основном их создавали не попы, а народ. И народ в лице государства заботиться о сохранении этих памятников. Конечно, всегда были проблемы, и большие. Но полного произвола, который царит в монастырях и храмах МП, не может быть в современном государстве. Яркие примеры варварства показывали даже духоносные отцы: древние пещеры в Китаево были раскопаны «как Бог на душу положил» – и де-факто утратили статус памятника, перестали быть аутентичными. Что уже говорить об обычных батюшках!

Впрочем, даже высокоинтеллектуальные священники присоединяются к хору голосов, требующих возврата. Например, о. Георгий Коваленко, выпускник философского факультета, говорит, что Десятинку надо отстроить – потому что князь Владимир Святославович заповедовал в этой церкви молится за него. И конечно, нужно выполнять этот завет. Вся эта аргументация рушиться, если вспомнить один только факт: князь Владимир канонизирован, и с момента, когда древние русичи последний раз пропели ему «вечная память», вынесли икону и пропели величание новому святому – никто не может «молится за него», за упокой его души! И значит логика: молится в храме за ктитора этого храма в случае со святым Владимиром не действует. Может, несколько раз в истории Бог попускал разрушение Десятинки, чтобы православный народ этой страны задумался над своей жизнью? Может быть, это пустое место должно напоминать нам о потребности в покаянии, о плаче по множеству исторических трагедий нашего народа?

Впрочем, логика христианская и просьбы ученых – все это не нужно для новых варваров. Захватить, обозначить свое присутствие – а там будь что будет. Уже даже Василий Семенович Анисимов признает – храмы в селах, построенные по такому принципу, уже пусты. Ну что ж, подождем, когда опустеют еще и в городе. Чему, безусловно, будет благоприятствовать захват «русским миром» власти в УПЦ.

Захват власти в УПЦ

В 2008 год происходит Архиерейский собор в Москве. Блаженнейший Митрополит Владимир читает доклад, основная мысль которого такая: УПЦ – Церковь всего украинского народа. Конечно, в Украине есть две украинские культуры – западная и восточная, но нет никакой особой русской православной культуры, нет никакого русского народа, чуждого этим двум украинским культурам. УПЦ сшивает собой это культурное разделение в одно целое и имеет надежду на возврат раскольников – благодаря своему центральному месту в украинской цивилизации. До презентации концепции «Русского мира» еще целый год, но весь президуим (кроме всегда спящего митр. Минского) сидит как на иголках. После доклада Патриарх Алексий обращается к Митрополиту Владимиру с вопросом: «Почему новая редакция устава УПЦ не подана мне на утверждение?». На что Блаженнейший спокойно отвечает: «Она зарегистрирована в соответствии с украинским законодательством, никаких существенных изменений нет, как мы были самостоятельны в управлении – что записано в Томосе 1990 года – так и остались». Патриарх взрывается гневом и заявляет, что не признает новый устав. Иерархи УПЦ за исключением нескольких, покидают Архиерейский Собор.

Размолвку удалось замять в связи со смертью Патриарха Алексия и необходимостью голосов епископата УПЦ для нового патриарха, которым и стал митр. Кирилл Смоленский, долгие годы курировавший Украину как глава ОВЦС.

Только имея стоическое спокойствие Блаженнейшего Митрополита Владимира можно было годами жить в де-факто самостоятельной Церкови, но при этом соблюдать почти все приличия в отношении Москвы. Болезнь Митрополита тут же нарушила создавшееся положение «ни автокефалии, ни экзархата». Первым шагом к захвату Москвой власти в Киеве стало отстранение ближайшего окружения Митрополита Владимира. Созданная комиссия для проверки финансирования строительства столичного собора не выявила никаких нарушений, на Синоде обсуждали слухи и домыслы, разносимые интернетом. Все постарались держаться подальше от сомнительного дела, и только митрополит Павел открыто подыграл митрополиту Агафангелу и митрополиту Илариону. Молчания остальных оказалось достаточно.

Развернувшаяся после дискуссия вряд ли будет иметь последствия. О том, что Митрополит Владимир желал возглавить заседание Синода и был к этому способен, заявил только архиепископ Александр (Драбинко), отстраненный от большинства полномочий. Доказать это можно только одним путем – собрать пресс-конференцию Блаженнейшего. Ясно, что человек, способным дать брифинг, способен и Синод провести. Поскольку такой пресс-конференции нет – то и никаких доказательств способности руководить сейчас УПЦ – нет. А это значит, что Синод действовал согласно с Уставом, проводя заседание без болеющего Предстоятеля, и подпись его под документами не нужна: они и так легитимны.

Конечно, «предательство» митрополита Павла возмутительно – но кто от него ожидал моральных поступков? Образовавшийся триумвират вообще колоритен. Митрополит Агафангел по своим высказываниям перегоняет Наталью Витренко – взять его заявления о существовании единого русского народа (см. его выступления на Всемирном Русском соборе), о Западной Украине как «нашей Чечне» (с которой нужно вести себя аналогично!). Митрополит Иларион по глубине своей любви к единой великой Родине далеко перегоняет Петра Симоненко. Ну а высказывания митрополита Павла об украинском языке сравнимы разве что с украинофобскими статьями Дмитрия Табачника в газете «2000». Объединение этих троих митрополитов выглядит естественным, но еще в декабре оно было невозможным: и митр. Иларион, и митр. Павел вели невидимую для мира предвыборную кампанию, в которой, кстати, больше очков набрал все-таки митр. Павел. Больше, но недостаточно. Поняв, что своими силами не справиться, три митрополита обратились за помощью к Москве, а та напомнила об утрате официальных рычагов влияния: устав не позволяет. В общем, решили временно объединиться, принять устав в старой редакции, попытаться привлечь на свою сторону большинство архиереев.

Если бы не взвешенная позиция Москвы, попросившей не ускорять события, то на Синоде можно было бы ожидать гораздо большего. Но и сегодняшние события позволяют понять перспективы роста влияния «русского мира» в УПЦ. Следующий Синод митр. Агафангел может созвать в любой момент: январский Синод прошел уже без благословения Предстоятеля. И на этом соборе рассмотреть правки к Уставу УПЦ. Также в УПЦ есть епископы и священники с медицинским образованием, зависимые от членов триумвирата. А значит, вполне может быть составлена комиссия по оценке состояния здоровья Митрополита Владимира. Что откроет в будущем перспективу для избрания нового предстоятеля.

Если триувират не найдет нужной им поддержки, то сегодняшнее состояние господства «временного правительства» будет затягиваться. Триувират откровенно боится большинства епископов УПЦ, среди которых есть авторитетные в Церкви иерархи с кристально чистой или приемлемой моральной репутацией. Объединившиеся три митрополита не бояться конкуренции с архиеп. Александром (Драбинко). Он лично реализовывал политику Блаженнейшего Митрополита и приобрел при этом многих недоброжелателей. Старые епархии делились, и все запомнили роль вл. Александра в этом процессе. «Молодежь», которая ставилась на новые епископские места, не спешит отблагодарить вл. Александра своей поддержкой в критическую минуту: все это были люди «себе на уме», не желающие оказаться вне дел из-за каких-то принципов. И сам вл. Александр слабо похож на лидера, способного апеллировать к моральным идеалам и канонам.

Итак, кризис может разразиться в состояние внутренней войны только в случае активного протеста самого Митрополита Владимира. Для этого нужна его дееспособность, очевидная для общества и Церкви.

Именно Митрополит Владимир может созвать Архиерейский собор УПЦ, на котором даже может провести выборы своего преемника, при котором до смерти может оставаться неформальным лидером УПЦ. За примерами далеко ходить не надо. Еще при жизни Патриарха Ивана Мирослава Любачивского сегодняшний кардинал Любомир Гузар правил УГКЦ как официально избранный приемник. Проведение выборов при согласии всей Церкви, в том числе и стареющего предстоятеля, принимающего выбор собора – каким бы он ни был – были бы лучшим выходом для УПЦ. Ясно, что таким преемником явно не будет архиепископ Александр, которому остается лишь надеяться на терпимость нового главного лица в УПЦ и снисхождение Церкви в целом. Оставлять все как есть – опасно для УПЦ и РПЦ. Ведь если кризис затянется, то УПЦ может оказаться на пороге полного падения собственного авторитета в обществе.

Украинские СМИ просто не могут симпатизировать ни митр. Агафангелу, ни митр. Илариону, ни митр. Павлу. Их слова и поступки не могут вызвать симпатий, поскольку они заранее поссорились со СМИ. Непрофессиональная реакция на вопросы о машинах, ценниках в храме и бизнесе – все это могло бы не повлиять на авторитет Церкви в первой половине двадцатого века. Но сегодня человек, поругавшийся с телевизионщиками, так просто не может рассчитывать на авторитет в обществе и думать о своих блестящих перспективах. Или тут недоработали помощники митрополитов, или сами они не прислушались к советам, но приобретенный имидж им уже не изменить. И каждый день их правления будет играть на общее падение авторитета УПЦ. Уже и так УПЦ КП вызывает больше симпатий в обществе. А еще немного – и поддерживать УПЦ будет примерно также престижно, как поддерживать Наталью Витренко.

Итак, при всей блестящей «партии Москвы», приведшей к власти троицу проросийских митрополитов, именно УПЦ – слабое звено в наступлении «русского мира». Слишком уж сложна Украина, и добиться ее упрощения к состоянию второй Белоруси без насилия – крайне сложно. Поэтому не случайно спичрайтер патриарха о. Всеволод Чаплин захотел искоренить все следы оранжевости в Украине с помощью доблестных российских военных. Без их «интернациональной помощи» можно захватить музеи, но вот захватить УПЦ – уже проблемно.

Кампания против сектантов

В украинских СМИ практически одновременно появилось множество материалов со всякого рода изобличением «сектантов». То они якобы виноваты в смерти ребенка (которого на самом деле перед самоубийством избивали в школе), то они очень страшные изуверы (на самом деле – обычные баптисты или даже «филаретовцы»!). Вся эта кампания инициируется СМИ, которыми владеют бизнесмены, связанные с Россией и ее политической элитой.

Аналогичная кампания происходит во многих регионах РФ уже несколько лет. Просьбы РПЦ к местным властям о расторжении договоров аренды или сотрудничества с протестантами – обычная практика. Проверки ФСБ всех пожертвований с Запада. Дела об экстремизме. Подробности этой политики, ее особенности в разных регионах России стали предметом анализа в книге «Православная Церковь при новом патриархе» (М. 2012).

Образ общего врага – лучший повод для мобилизации «православных». Собственные архиереи утрачивают авторитет, а священник в телевизоре вызывает недоумение? Нужно выдумать таких злейших «сектантов-изуверов», в сравнении с которыми православные духовные пастыри будут свои и родные – какими бы при этом они не были.

Православный народ Украины пытаются подвести к выбору: сами вы не выживете и должны выбрать:с Западом, поддерживающим «сектантов-изуверов» (так и до «убийц в белых халатах» недалеко), или же православная Россия.

Формируемый негативный образ «сектантов» можно всегда использовать в политических целях. Тут и протестант Турчинов пригодиться. И Киевский Патриархат можно назвать сектой. Ну а там и до воплощения националистического «зла» — униатов дело дойти может: объявить их сектантами людям, для которых Львов – это недоразбомбленный Грозный – легко и просто.

Итак, куда все движется?

Москва цементирует «русский мир», используя нас в качестве строительного материала. Ничего особенно, традиция у них такая. «Гвозди бы делать из этих людей» — пел Маяковский. Ну а из нас делают кирпичики. Для строительства такой себе русской православной вавилонской башни. Обычная история, при которой надежда только на человечность простого народа – от музейщиков до епископов, от журналистов до верующих, от православных до неверующих.

Сергей Сидоренко
risu.org.ua
Просмотров: 410 | Добавил: Abbat | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]