Пятница
22.09.2017
21:55
Категории раздела
Статьи пользователей сайта [9]
Толкования Св. Писания [1]
Святоотеческое наследие [14]
Духовность современности [149]
Форма входа
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 254
Друзья сайта
Сайт капелана СНІД-ЦЕНТРА Сайт Покрова Храм Усіх Українських Святих і Львівське молодіжне православне братство Сайт храму святої Покрови в м. Ніжині
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Каталог сайтов Arahus.com wwjd.ru: Христианская поисковая система. Украина онлайн

'

Каталог статей

Главная » Статьи » Духовность современности

Что есть Бог - "нечто" или Личность?
"Главное — это как-нибудь верить, а догматы — это слишком человеческое". Но возможно ли, чтобы слово не было важно в христианстве, где Сам Бог говорит о Себе, как о Логосе-Слове? Возможно ли, чтобы буква была не важна для той религии, где Бог Сам о Себе говорит… как о букве? "Я — Альфа и Омега, первый и последний", — написано в Апокалипсисе. Что такое, в конце концов, Слово и буква, чему они служат? Неужели правда, что догматизированная вера "убивает" живую любовь между Богом и человеком?

Христианство — религия предельной конкретизации и предельного приближения Бога к людям. Если мы посмотрим на другие монотеистические религии, то действительной встречи Бога и человека мы там не увидим. Ветхозаветный иудаизм еще не дорос до Откровения Встречи, а ислам от нее сознательно отказывается. В христианстве же Бог предельно близок людям. "Слово стало плотью и обитало с нами", — сказано в Евангелии от Иоанна. Именно Христос, Логос, Слово, открывает Отца. Не Дух, а Слово становится плотью и образом. Почему?

Слово — конкретно. Слово — образно. Слово описывает и замыкает границы. Творящее Слово — предельно точно: Бог в начале времен творит не "что-нибудь" — Он творит что-то очень определенное. А подобная определенность невозможна без четких понятий. Да и творит Господь именно Словом: Он повелевает — и происходит. Недаром в начале Книги Бытия написано: "и сказал Бог…". А евангелист Иоанн добавляет: "В начале было Слово … и все через Него начало быть".

Иисус Христос, говоря о важнейших заповедях, говорит о той, которая призывает "любить Бога всем сердцем, всей душой, всем разумением, всей силой твоей". Это не экспромт: Иисус цитирует слова Ветхого Завета. Но Господь заповедь чуть-чуть корректирует, а Его собеседники этого, видимо, в пылу спора не замечают. В ветхозаветной заповеди (Второзак. 6:5), которую Иисус произносит, нет слова "разумением" — сердце, душа, сила есть, а разумения нет. Заповедь меняется: Господь призывает теперь не только любить, но и разуметь — то есть, понимать.

А понимать можно лишь что-то конкретное. Невозможно понять нечто, если оно безОбразно и безвидно. Христианство дотошно конкретизирует то, во что (в Кого) верит. В полемике с арианами спор с ними шел из-за одной йоты — только на одну эту несчастную йоту различается греческое слово "подобосущный" ариан от "единосущный" ортодоксов. А ведь речь идет о важнейшем: только ли подобен Иисус Богу или Он Сам — Бог.

Такая ревность христиан о тончайшей конкретике объясняется еще и тем, что Бог есть Любовь. Любить "что-нибудь" нельзя. Можно любить только "что-то". Или "Кого-то". Догмат, буква — это шлифование понятия о Том, Кого любишь. Сам Иисус Христос был вполне конкретным человеком. Он, явив Сам Себя, показал, что образ и конкретизация — это не обязательно язычество и уклонение от подлинного Творца. Господь — Сам Себе лучшая икона. Воплотившись, Он позволил и даже заповедовал мыслить о Себе, а мысли естественно складываться в слова, состоящие из букв.

Призыв "оставим буквы и догматы и возлюбим Дух" — это не дарование свободы мысли, а уход от нее. Христианство, невзирая на всю свою радость и благодать — суровая религия в том смысле, что очень хорошо осознает, что ей принадлежит, а что — нет. Свою любовь христианство надежно оградило стенами догматов — не для того, чтобы мешать мысли, а чтобы не дать этой самой мысли разболтаться, не лишить ее выбора.

Если нет догмата — значит, в пространство любви можно втащить что угодно, любую идею выдать за истину. И тогда лицо Любимого окажется размытым, черты в нем будут сами себе противоречить, и любовь станет оксюмороном. Кажется, что любить Бога в Духе, без конкретики, проще. Нет, Его так проще НЕ любить. Нельзя любить "кого-нибудь".

"Догматы не нужны, главное — верить во что-нибудь". Что это значит? Это значит — не хочу знать, какой Он на самом деле. Но простите, что ж это за любовь, не ищущая любимого Лица? Речь, конечно, не о том, каким мы видим Христа на иконах. Вряд ли Он был светловолосым, голубоглазым славянином. Речь о природе Бога. Если мы не хотим знать конкретики, то мы не хотим любить Бога, не хотим исполнять заповедь о "разумении", а в худшем случае — хотим любить себя, прикрывая это любовью к Богу. Мы хотим любить то, что нам нравится, не сильно задумываясь, насколько это имеет отношение к Богу.

Но если же даже отбросить ВСЕ догматы, отказаться от ВСЕХ букв и с чистого листа начать честно постигать Бога, то собственными догматами обрастешь мгновенно. Невозможно все время быть в среде одинаково возможных идей, это ж до шизофрении недалеко, все равно надо будет выбирать. А тут уж держись — догматы эти могут описывать не истину и не Бога, а собственное удобство.

Бог Сам желает быть конкретным. Но эта конкретность — как сосуд с кипящей водой: стенки отнюдь не подразумевают пустоты, так же, как построенный дом отнюдь не означает, что в нем никто не живет. Напротив, подлинная жизнь возможна только под охраной крепких, надежных стен. Любовь к конкретной личности (а именно Личность описывают догматы) не подразумевает мертвенности отношений. Бог, как Личность — безграничен, Его невозможно исчерпать, Его невозможно познать до конца. Разлюбить Его, наверное, тоже невозможно.



Дарья Сивашенкова
http://www.pravda.ru/
Категория: Духовность современности | Добавил: Abbat (04.01.2012)
Просмотров: 270 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]